?

Log in

No account? Create an account

Инновация
Алек Петук
alekpetuk
Трудовым коллективом сходили на Инновацию 2013. Вот родился текст.



Большие институциональные проекты меня нервируют – огромные пространства, много визуальной информации, много народу всякого. Еще почему-то инновационными считаются видео-арт и концептуализм. Но в этот раз я решил только о хорошем – на улице весна, тепло.
Итак, лучшие произведения современного искусства, представленные в этом году на Инновации (даю в хронологическом порядке):
1. 20:15 переулок Большой Спасоглинищевский. Иду быстрым шагом, на глаза мне попадается небольшая графическая работа, выполненная на сложенном листе А4 черной капиллярной ручкой. Работа средняя, но интересная. Автор – молодая красивая девушка, протягивает ее мне и говорит: «Хотите – забирайте». Я радуюсь про себя и говорю: «Конечно хочу». Но тут вдруг, уже в момент передачи: «Ой, у меня же тут на этом листе мои банковские реквизиты», – говорит девушка. Я остаюсь без подарка. Разочарование и осмысление, что нам хотел сказать художник;
2. 20:22 На перекрестке (улица Солянка и переулок Большой Спасоглинищевский) встречаю маргинального поэта Дельфинова в компании художника Аркаши Насонова и Томы. На Дельфинове черепа в пол, все идут на Инновацию 2013. Мне в другую сторону, на Инновацию я не собираюсь. Встреча с Дельфиновым случайна, расстались мы полчаса назад на Кузнецком мосту;
3. Около 21:00, центральный вход в ЦУМ. Чтобы попасть на Инновацию, надо подняться на самый верхний этаж. Вот я и поднимаюсь, система эскалаторов в ЦУМе устроена странным образом – пока идешь от одного пролета до другого неминуемо попадаешь на торговую площадь неизвестного лакшери-бренда – какие-то манекены в синих платьях, продавцы, смотрящие на тебя с надеждой и прочая постмодерновая невнятность. Очень смешно. Можно эти магазины и обходить, но все идут через них. Интересный проект;
4.0 Работа неизвестного автора-девушки, возможно часть большой работы: пять фотографий А6 на белой стене, прикрепленные к стенке на кнопки. На фотографиях желтый пляжный зонтик;
4.1 Работа Кирилла Кто – «Таки да, я был здесь», дата и подпись;
5. Человек в костюме защитного цвета в черной балаклаве и с автоматом
Калашникова в коридорах Инновации 2013;
6. Документация перфоманса Андрей Кузькина «Что это?» - черно-белая фотография примерно А3 формата, прикрепленная на большую белую стену примерно в центре, на фотографии обнаженный торс Андрея, на котором скальпелем вырезано «Что это?»;
7. Графическая работа черной краской на куске гофры, изображает какие-то кусты или деревья. Вполне возможно, что это часть какой-то большой инсталляции;
8. 22:30 Кафе Экслибрис. Маргинальный журналист Татьяна Кондакова подозревает сотрудниц кафе и одну из посетительниц в нетрадиционной сексуальной ориентации;
9. Утро, на следующий день после открытия. Пост в Фейсбуке искусствоведа Валентина Дьяконова «Очень хочется полюбить тирамису. И все в нем (ней?) хорошо, даже коньяк есть, а вот не идет. Как, как полюбить тирамису?».

Стругацкие, танки, самолеты, кишки
Алек Петук
alekpetuk
Ну вот и свершилось. Сходили. Ровно три часа Ярмольник в кадре.
На что похоже больше всего. На несколько вещей одновременно: на «Кин-дза-дза» Георгия Данелии, на Поп-механику Сергея Курехина, на «Фауста» Александра Сокурова, на наиболее радикальные перерисовки Пикассо и Матисса Авдеем Тер-Оганяном.
Апроприация в чистом виде. Народ валит толпами (мы попали только в четвертый кинотеатр, в первых трех мест не было). Вспомнилась последняя экранизация Стругацких Бондарчуком в стиле путинского гламура – все как надо: пластмассовые танки, улыбающиеся арийские мальчики с кудрями. От «Трудно быть богом» ждешь примерно того же – как минимум черных вертолетов против тяжелой татарской конницы. Ан нет. Народ потихоньку отваливает. Наш рядок расчистился почти весь, я смог ботинки снять.
Кишки покажут только на третьем часе, сразу не рассчитывайте.
Зарисовка, сразу после выхода из кинотеатра по горячим следам.


«Life is hard».
Алек Петук
alekpetuk
Смс от Кондаковой получил уже на подходе: «Тут дикай фейсконтроль, но если сказать что Гутов пригласил, то пущают». Тут у меня из головы и вылетело как Дмитрия зовут, охране «Гутов» говорить как то некрасиво, если уже и пригласил лично, то наверно уж Дмитрий или там Димон, Димка.
Бреду, перебираю в голове славянские имена. Тут вспышка – вспомнил.
Охранник занимает всю проходную, тихонько обхожу, нервно что-то ему говорю.
На стенах почеркушки, тексты на холстах, в душе нарастает «фи» внутреннее.
Анатолий Осмоловский в красном пуховике, у Гутова, значит, оранжевый, у Анатолия красный. Анатолий как-то странно и неинтеллектуально выпячивает губу. Извиняюсь и сразу так и спрашиваю: «Можно ли эту экспозицию отнести к рефлексивному модернизму». Анатолий теряется на миг и отвечает «я так сразу сказать не могу». Понимаю, иду дальше.
Роман Мокров в гостях он тут, сидит на диване тихо.
Беру каталог, пробую подписать у Дмитрия – никак нельзя, обступили кругом, несколько раз пытаюсь, но никак.
Засобирался уж. Наверху пролетарии интеллигентного вида, признали меня, узнали – видели уже где-то. В Триумфе выдают Vitel, пролетарии набирают бутылочку в сумку и по две в руку. Я Vitel не беру, но об этом думаю: взять что ли Vitel.
В ГУМе по соседству дают Аннушку Броше с Губами. К Губам и Аннушке дают еще и клубнику свежую с шампанским – это, конечно, в самый раз нам. Кушаем клубнику в ГУМЕ, смотрим на подлинники Тимура Новикова. Все на воздух. Никольская улица.
Тут уже нас поджидает русский умелец на пиле смычком игрун, ох уж и залихватски он выпиливает коленца, а то затянет тоскливо и всю душу перевернет. Вспоминается мне наш Пелевин Виктор сразу и еще Чапаев его. Вспоминаю еще, что утром только лицезрел Чапаевский парк – вот оно как в жизни трансцендетно.
Хорошо бы, конечно, игруна на Пиле этого в Триумф на вернисаж, у них там ди-джей и все как-то серовато в плане музыкального сопровождения. А с Пилой бы как, а?! Да и взял уличный умелец поменьше ди-джея.
Из хорошего. Преотличный ход на выставке Гутова с короткими видеопояснениями автора по поводу каждой их маленьких серий пластических работ, читать уж больно неохота в мои годы, а тут у каждой стеночки монитор, наушники: послушал и пошел дальше. Текст Валерия Подороги, с которого начинается каталог, о современной ситуации и о проекте Дмитрия Гутова, пожалуй, перечитаю.

Ухтинский реализм
Алек Петук
alekpetuk
С этим не вполне здоровым человеком, бывшим поэтом ныне успешным карьерным геологом, гендерным диссидентом Романом Ф., за два с небольшим часа подготовили серию стихов «Ухтинский реализм». Серия предназначена для сборника с рабочим названием «32», который выйдет в издательстве МБ этой весной.


Все стихи серии отражают современную региональную ситуацию и написаны в яркой ямбо-символической манере.
Название стихотворений: Ночь, Родимая сторонка, Гений Дали, Бежит-журчит река Чибью, Побывайте вы в тайге зеленой, Музыка играет по-весеннему, Кольца осенние, Как взметнулся северный город, На 14-ой буровой (Мини-поэма), Мы одни – я и Галка, Как взметнулись ресницы твои, Предельная концентрация (об олимпиаде в Сочи), Дембельский поезд, Я дышу стихами, Karma police, Революция Майдана.
Для затравочки опубликую одно:

***

Музыка играет по-весеннему
И любви всем хочется, тепла
Будешь ты моей, моей рассеянной
И дурашливой ты будешь иногда
Мы попрячем все шкатулки и приличия
Будем мы с тобой играть ноктюрн
Буду называть тебя величеством
Ну а ты меня зови – баюн.
Мы два берега с сошедшими с нас льдинами
Повидали мы немало бед
Так побудем чуточку счастливыми
На излете наших общих лет!

(no subject)
Алек Петук
alekpetuk


День первый
Алек Петук
alekpetuk
00:01 21 января, 2014
Район «Паки», Женева



Ну, конечно, все дорого здесь – нет жизни простому человеку: вода в душе порциально, раннероссийское мыло ДУРУ – 3,90 франка в магазине, а я как назло мыло и не взял, не знал, что будет как в советских фильмах про войну. Но ничего, нашел на этаже в закутке фри-мыльницу для рук, таскаю оттуда в ладошках. Эх, не пропадем ну чужбине.
Нет, ну я сразу в бой, оделся Зайцем, пошел проверять. Европа, толерантность – видали они и не такое. Иду и нюхаю заграничный воздух заморский, пахнет он хорошим их гелем для душа. Бесплатно пахнет, что приятно.
И снова, значит, я к еде внутренне стремлюсь, какие-то рестораны все их вокруг – а мне боязно. Хожу, перевожу внутренним своим устройством франки в рубли, жду макдоналдса. И вот, конечно не сразу, а чуть погодя, но почти сразу – макдоналдс. Успокоилась моя русская душа – родное увидел. По традиции у входа местный попрошайка просит еды, этот уже, кстати, второй – первого встретил на вокзале, тот стонал стоя и был поэтичен, а этот без поэтики, только отчаяние.
В макдоналдсе отдал 13 франков за чай, чизбургер и цезарь. Посчитал: эх, не православная цена, да и успокоения желудку нет.
Я, значит, в супермаркет. Зайцу в супермаркете доверия нет. Ходит за мной продавец заморский, смотрит, чтобы я в карман чего не положил. И как назло все в основном мне попадается пластмасса да нефть – еды совсем здесь нет. Наконец нахожу завалящее зеленое яблоко, похожее на 3D-макет зеленого яблока. Иду на кассу и тут получаю первую порцию отчуждения, так сказать, до этого все терпимость и толерантность ко мне была. Объясняет мне кассир долго, что снимают меня камеры со всех четырех сторон на их швейцарские магнитные ленты, объясняет мне, что я в магазине и чтобы продать яблоко лицо мое ему просто необходимо. С нажимом мне объясняет, нервничает и уж совсем в конце вворачивает «Хорошего вечера» как будто металлом об металл скребет.
Я выхожу без яблока, яблока мне не продали. Возле самого хостела моего еще один круглосуточный. Афро-француженка смотрит местный МТВ и по английски не говорит совсем – ну точно наши Кузьминки. Яблок тут нет, беру молоко 250 мл (1,5 франка) и два сандвича с сыром (5 франков), француженка мне объясняет 1,5+5 и + еще 1 потому что вы платите картой, этот +1 не банковская комиссия этот +1 она на калькуляторе набирает – такого беспредела даже у нас на Кузьминках уже нет, ну что делать демократия ихняя – я соглашаюсь.
Конечно, из-за этого одного франка я грущу сильно и иду на озеро – у них уж совсем поздно из народу только таксисты.
Зрение у меня так себе, вижу на озере в темноте белые пятна – подхожу ближе, а это лебеди белые. Крупная птица, приятная, как четыре уточки.

Полет
Алек Петук
alekpetuk


Не, ну у них, конечно, все на чуждом любому русскому французском, другое дело было бы, если б на нашем отечественном английском, а французский все-таки подозрительный. Значит, сели и полетели. Летим.
Конечно запереживал по поводу еды. Набрали высоту - сразу несут, суетятся иностранцы. Стол, конечно, не богатый, вот у нас в отечественных самолетах богатый стол. Подносик-то такой же, но богато обычно, полперсика там, кусочек салата, какая-нить шоколадочка – большой выбор, а тут как-то бедненько.
Поел, не наелся. Переживаю – думаю не долечу. Кошусь на булочку соседа, он в костюме, из обеспеченных, булочку есть не стал. Булочка еда наша – пролетарская, рабоче-крестьянская. У меня и масла немного осталось под его булочку. Тут появляется негритенок с корзиночкой и дает мне булочку – хорошо летим. Вот, значит, как у них в Европе: захотел – принесли.
Кофе пил в три этапа – на полную. Сначала без сахара, потом разорвал самолетный пакетик, высыпал сахар. С сахаром, значит, пью. Как зазнатный купец наш. А в последнюю треть уж и сливок налил, которые тот же негритенок раздал. Как человек летел, значит.
А вообще летел хорошо. Читал «Письма Яхе» Керуака и Гинсберга, рисовал кавера на Бегальскую.

Выставка в Женеве
Алек Петук
alekpetuk
       

          Уехал Ростропович (в свое время), уехал Горбачев (или не уехал), Вилкин покинул Петербург-на-Неве до февраля, Шуклин – Германию (но не навсегда), Друзья, поеду и я.
          Высаживаюсь в Женевской галерее TMproject. 22 января - открытие выставки, 23-го - небольшой перфоманс с Зайцем и синхронным переводом, буду как Гришковец во Франции.
          Покажу классический ГАЗпром-арт и ретроспективу перфомансов в виде сохранившихся документов, в том числе бЧТ (белый час тишины), Клерк, Художники говорят спасибо Н.С. Хрущеву, анархо-капиталистическое издательство «Метафизическая благодать» и пр.

Будете проходить мимо – милости просим. А.П.
http://www.tmproject.ch/en/

О юбилейном концерте Курехина
Алек Петук
alekpetuk
На концерт я ехал с единственной мыслью: «куда деть сыр» (прим. автора: про событие сие я забыл и в самом преддверии купил на Кузьминском рынке Маасдам в палатке с белорусскими продуктами – 225 грамм за 135 рублей – не шутки, в общем). Как оказалось это не единственная проблема, с которой я должен был столкнуться.
Ехал без билета, думал, приобрету на месте – ан нет. В кассе говорят «билетов нет». Народу много. На диванчике, тихо сидит dimagubin с компьютером на коленях. Подхожу, Губин говорит: «Алек, такая беда: у меня съемки перенесли с двух на девять часов, тут пол Питера, а я не попадаю, вот держите мой билет, коль у Вас нет». Я конечно в голове своей с ушами благодарю Иисуса, а сам думаю: «сыр точно скиснет, надо его определить». Размышляю, значит, что сыру не выдержать столько и думаю, конечно, как эту проблему решить.
Тут же Настя Курехина, Губин сразу нас и познакомил. Для меня, конечно, честь, потому что Курехин – очень важный художник, образец для подражания. Да так просто и не напишешь, я даже в часы эйфории своей внутренней иногда думаю, что дело его продолжу. Думаю так, потому что дело его почему-то никто не продолжает, что странно.
Все пришедшие, конечно, встречаются у колеса Катрана, крутят его, а Настя тут и говорит: «А хотите я Вас познакомлю с сыном Сергея Федором». Я говорю: «Только об этом и мечтаю». Идем через людей к сыну. Я тут сразу начал со своей лестью, что же еще говорить, да и вроде как искренне я. Федор же как каменный, наверно устал слушать про отца. Но я все же был рад такому знакомству.
Рад -то рад, но сыр все же не выходит из моей головы. А тут уже мужчина в бороде и с колокольчиком ходит, звенит, значит скоро уже начало, а у меня сыр в рюкзаке, не выдержит сыр двух часов. Я, значит, в очередь в буфет. Очередь длинная. Хвостику из четырех говорящих я и сообщаю о своей беде, они по-европейски так: «с сыром можете и без очереди». Еще, конечно, после были всякие мытарства и волнения, но сыр я сдал и завязал узелок, чтобы не забыть после забрать.
Теперь хочу рассказать о наших новых театральных сценах: Гоголь-центре и Политеатре. Год назад были на концерте Авиа для хипстеров-пенсионеров. Я тогда засуетился и купил билет достаточно дорогой и на последний ряд. Сидели же мы на первом. Вероятно места предполагались под мамутов, но те были заняты бизнесом и билета никто тогда не спросил. Вот и на Курехине – ажиотаж, билетов нет, но если заходить с левого входа, то никто ничего и не спросит. В общем, Гоголь-центр и Политеатр – демократичные заведения и билеты там ни к чему, хотите культуры – получайте. И денег не надо.
Концерт был хороший. Организаторы показывали Курехина композитора. Больше всего композиций было сыграно из «Господина оформителя» – очень страшный фильм ужасов, саундтрек же прекраснейший. Я слушал. Зрение у меня плохое, поэтому когда вышел Айги и начал так экспрессивно дирижировать показалось, что сам Курехин на сцене.
Вышли из зала и чувствуем – не хватает Сергея и поп-механики, неотрепетированности, веселья и безумия. Безумия не хватает.
А сыр я забрал. Домой побрел с книгой Кушнира за 1500 тысячи рублей (цена прошлогоднего концерта группы АВИА), еще и автограф успел взять.
Всем спасибо. АП


МБ flute band гастроли
Алек Петук
alekpetuk
«Тембрально, конечно, инструменты не очень подходят», – говорил Костя уже в кафе. Костя трубит в группах Бром, Метро-3, Лес (наверно еще в каких-то), теперь во и в МБ Flute band. В кафе пришлось заходить три раза, то был, наверное, первый хороший мороз в Москве. Ну не мороз, конечно – морозишко: труба замерзала минут за пять, и кнопки нельзя было нажимать. Но и без кнопок мы как-то сумели сыграть.
Я же зайцем первый раз играл с музыкантом, который обладает таким опытом импровизационной игры (раньше в состав МБ брали в основном художников и недобитых поэтов) и мне понравилось, Костя реально слушает партнера.
Флейта моя за 800 рублей и правда тембрально не очень подходила и звучала куда как менее громко, но в этом и была соль. Особенно мне было по нраву, когда много нот на флейте мельтешат где-то там позади как шум, а труба мощно громко плывет поверх.
Играли в честь Игоря Федоровича Стравинского. Я сейчас читаю его книгу «Хроника моей жизни», а Костя вдруг сказал перед сетом, что на днях думал о «Весне священной». Что тут спорить, конечно, надо в честь Стравинского тогда, хоть я и предлагал, например, в честь Владимира Мартынова.
Начинали играть на прикормленном месте на Рождественке – погнали почти сразу: женщина подошла и сказала: «Вот, посмотрите, ни одного лотошника нет, сегодня проверка и вы давайте лучше отсюда». Ну пару песен сыграли и поменяли дислокацию.
Из новых прозвучали композиции: Три белых буквы, Три черных фонаря, Зеленая буква «К», Настенный щит.

15:33:40 - а заработали сколько?
15:33:42 - 37 рублей 80 копеек.